+7(926)216-64-49
+7(926)840-80-77
+7(968)639-50-15
Статьи

"Книжная ностальгия" на Международной ярмарке в ЦДХ

С 30 ноября по 4 декабря в ЦДХ пройдет 

Рекламные уловки для хорошенькой головки

Реклама в старых русских газетах и журналах 

Каталог

Красиво врут!

Опубликовано 05.08.2014

КРАСИВО ВРУТ

Уж сколько раз твердили миру, что ложь вредна… Ой, это они не о том твердили. Это они про лесть. Про ложь тоже, конечно, много чего говорено-переговорено. Но все же… Как очаровательны некоторые вруны. Умение красиво и гладко сочинять, да еще, когда без особой пользы для себя, любимого – это большое искусство.

* * *
Самый знаменитый, да к тому же еще и титулованный мастер приврать – это барон фон Мюнхгаузен. Карл Фридрих Иероним. И лет ему уже немало. Весьма солидный мужчина. То, что у героя есть прототип – реальный барон, некогда живший в Нижней Саксонии, полный тезка литературного персонажа, известно, думаю, многим. Но вот кого считать автором литературных историй о Мюнхгаузене?
Некоторое время настоящий барон Мюнхгаузен состоял на настоящей службе в русской армии. И именно ему приписывается цикл анекдотических рассказов, напечатанных в 1781 году в берлинском журнале «Vademecum fur lustige Leute» («Путеводитель для веселых людей»). Однако подлинное авторство этих публикаций точно не установлено.
В виде книги рассказы появились благодаря немецкому писателю Рудольфу Эриху Распэ. В 1786 году он анонимно издал их на английском языке в Оксфорде под заглавием «Рассказы барона Мюнхгаузена о его чудесных путешествиях и походе в Россию». Чувствуете «изюминку»: писатель немецкий, язык английский, автор при этом пожелал остаться неизвестным. Немецкий перевод книги в том же году сделал Готфрид Август Бюргер и издал под заглавием «Чудесные путешествия по воде и суше и веселые приключения барона Мюнхгаузена». И тоже анонимно. К слову, настоящий барон был еще живехонек. Он отойдет в мир иной лишь в 1797 году, на три года переживет и Распэ, и Бюргера.
В России барон стал знаменит благодаря К. И. Чуковскому, который адаптировал истории Э. Распе для детей. Ну, кто не помнит книгу с иллюстрациями Гюстава Дорэ!? Однако Чуковский – не первый писатель, заинтересовавшийся приключениями обаятельного германского выдумщика. В 1791 году под заглавием: «Не любо — не слушай, а лгать не мешай» вышел перевод, а вернее вольный пересказ книги о Мюнхгаузене на русский язык Н. П. Осипова. Господин Осипов – личность интереснейшая. По собственным его словам происходил «от отца приказной службы». Первоначальное образование» получил дома, а затем обучался в пансионе французским и немецким языкам, математике, архитектуре. За свою недолгую жизнь – 48 лет – Осипов издавал журнал под названием «Что-нибудь от безделья», материалы которого, в большинстве своем, принадлежали его перу. Писал статьи и очерки на волнующие его морально нравственные темы, а также занимался переводами. Среди многочисленных переводов, помимо Мюнхгаузена, Осипов представил российскому читателю произведение под заглавием «Неслыханный чудодей, или Необычайные и удивительнейшие подвиги и приключения храброго и знаменитого странствующего рыцаря Дон Кишота».

* * *
У другого литературного персонажа, любящего приврать, тоже был прототип. Но о нем чуть позже. Сначала об авторе. «Приключение капитана Врунгеля» - самое известное произведение писателя Андрея Сергеевича Некрасова. История его жизни отнюдь не так оптимистична и весела, как повесть, им написанная. До того, как стать писателем Андрей Сергеевич перепробовал много профессий. После школы был простым чернорабочим. Потом недолгое время работал монтером и техником на Московской трамвайной станции. Девятнадцатилетним мальчишкой отправился в Мурманск, где поступил матросом в траловый флот… «Я ловил треску в Баренцевом море, мыл золото на Амуре, бурил нефть на Сахалине, выстаивал трудные вахты у раскаленных топок судовой кочегарки, бил моржей в Беринговом проливе, добывал китов в Тихом океане…» И всегда Некрасов записывал интересные истории и забавные байки, которые рассказывали его товарищи. Дальневосточным китобойном трестом руководил Андрей Вронский – человек, страстно желавший совершить кругосветное плавание. Его мечтам не суждено было сбыться. Но рассказчиком Вронский был просто замечательным и о своей неосуществленной кругосветке сочинял дивные небылицы. «Он говорил неторопливо, голосом и жестами подчеркивая мнимую значительность сказанного. Свою речь, украшенную множеством остро подмеченных подробностей, к месту и не к месту пересыпал морскими терминами, часто повторял: «Да-с», «Вот-так», а к слушателям обращался не иначе, как «молодой человек»… Он как бы превращался в добродушного старого капитана, в своих рассказах о былых походах невольно переступавшего границы правды…» Написать «небольшую повестушку» о капитане, любящим приврать, Некрасову посоветовал Борис Житков. Некрасов размышлял, как назвать главного героя и постепенно у него возник ассоциативный ряд: барон Мюнхгаузен – барон Врангель – Вронский – капитан Врунгель.
«Врунгеля» напечатали в 1937 году, в журнале «Пионер». В сокращенном виде, фактически – в виде комикса: развернутые подписи к картинкам. Иллюстратором, подарившим нам именно такого Христофора Бонифатиевича, к которому все привыкли, стал Константин Павлович Ротов, замечательный художник. Книга вышла двумя годами позже. Но вскоре ее изъяли из продажи. Чем Врунгель не угодил нашей цензуре, можно только догадываться. В 1940-м году по обвинению в пропаганде и агитации против Советской власти – за карикатуру – арестовали Ротова. Дали 8 лет исправительно-трудовых лагерей. В 1944-м году военный трибунал осудил Андрея Некрасова на три года. Срок он отбывал на строительстве Норильского комбината.
В биографии Некрасова много пробелов. Однако есть любопытные факты. После реабилитации Андрей Сергеевич вошел в руководство закрытого яхт-клуба. Тогда было много трофейных судов, ранее принадлежащих бонзам гитлеровской Германии, в частности, генералитету Люфтваффе. Имелась даже личная яхта Евы Браун. Из-за неправильной эксплуатации дорогие суда быстро приходили в негодность, и одна из списанных яхт досталась Некрасову. Недолго думая, он назвал ее «Бедой». Но при спуске на воду рассохшееся судно затонуло. После ремонта в один прекрасный день зацепилось стальными вантами за линию электропередачи судоремонтного завода, вспыхнуло и выгорело по ватерлинию. Как говорится: «Как вы яхту назовете…»

* * *
У этого персонажа уж точно не было никаких прототипов. Даже и искать не стоит. Красивые, умные, в меру упитанные мужчины в самом расцвете сил встречаются не так уж часто. А у этого еще на спине моторчик с пропеллером.
Детская писательница Астрид Лингрен издала первую из трех повестей о Малыше и Карлсоне, будучи уже известной у себя в Швеции. Линдгрен – личность уникальная, необыкновенно талантливая. Но мы любим Карлсона еще и потому что нам его подарила замечательный переводчик Лилианна Лунгина. В том, что советские дети (да и родители) вообще узнали о существовании этого очаровательного жулика, есть определенная доля случайности. Лунгина всегда хотела стать переводчиком с французского, которым владела в совершенстве. Скандинавскими языками она занималась в институте, в общем-то, факультативно. Но добиться перевода французской книжки ей никак не удавалось – в издательствах были свои правила, шла закулисная борьба. Зато повести неизвестной шведской писательницы переводить особо никто не рвался. Да и переводчиков со шведского у нас тогда практически не было.
«Мое внимание привлекли необычное название «Малыш и Карлсон, который живет на крыше» и странная картинка на обложке: маленький толстый человечек с пропеллером на спине. Боясь очередного разочарования, я недоверчиво открыла первую страницу… И по мере того как читала, меня охватывало все большее волнение. Свершалось некое чудо – Карлсон стал настолько реален в своей нереальности, что мне уже начало казаться, что он приземлился не у Малыша на подоконнике, а у меня… Я сразу почувствовала, что перевести такую книжку – это счастье», – вспоминала потом Лилианна Зиновьевна. Уже первое издание «Малыша и Карлсона» на русском языке имело оглушительный успех.
Карлсон, каким его перевела Лилианна Лунгина, оказался существом узнаваемым, почти родным во всех проявлениях своего несносного характера. Даже Астрид Линдгрен в своих интервью не раз повторяла, что в Карлсоне «есть что-то русское». И, кстати, в образе фрекен Бок люди, близко знавшие семью Лунгиных могли усмотреть тоже что-то родное. Говорят, что некоторые черты ее характера были взяты у домработницы и няни – Матрены Павловны, или Моти, как ее все называли, долгие годы прожившей в доме Лунгиных. «Нянька была великим человеком, по крепости духа – настоящим самураем. Во всяком случае, ее, единственную, побаивалась мама, – рассказывал сын Лилианны Зиновьевны режиссер Павел Лунгин. Какая-то крепостная преданность нашему дому в Моте сидела, правда, с привкусом некоего юродства. Она, например, рыдала, если пытались отдать белье в прачечную. Поэтому на кухне всегда кипели огромные баки, все было в пару, а Мотя страшной палкой тыкала в варящиеся простыни, показывая, что она тут самая главная. На ней действительно держалось все хозяйство. Школьником на летние каникулы мы ездили к ней в деревню. Повесть «Малыш и Карлсон, который живет на крыше» мама частично переводила, живя в доме у Моти. Помню, как они с отцом сидели за столом и хохотали, а потом звали меня, десятилетнего, и зачитывали все эти знаменитые реплики. После чего мы хохотали уже втроем…»
В наше время появились и другие переводы. У Людмилы Брауде, как писали критики, он более близкий к оригиналу, но менее поэтичный. Есть еще Перевод Эдуарда Успенского. Вполне возможно, что у этих «Карлсонов» тоже есть свои поклонники.
Напоследок не могу отказать себе в удовольствии и процитирую несколько фраз. «Спокойствие, только спокойствие» помнят все. А как вам это:
*С крыши, разумеется, звезды видны лучше, чем из окон, и поэтому можно только удивляться, что так мало людей живет на крышах.
*Всегда надо все бросать, если тебя посетило вдохновение, понимаешь, а меня оно сейчас посетило. «Ла, ла, ла», — поет что-то во мне, и я знаю, что это вдохновение.
*Генеральной уборки вообще не стоит устраивать, потому что потом я никогда уже не смогу все так хорошо расставить.
*Если человеку мешает жить только ореховая скорлупа, попавшая в ботинок, он может считать себя счастливым.

м. Черкизовская, Щелковская, Щелковское шоссе, 3 стр. 1 ТЦ "Город Хобби" 1 этаж, павильон 133, ежедневно с 12 до 19 часов